Статья 452 УПК РФ

Статья 452.

Утратила силу с 1 января 2013 года. – Федеральный закон от 29.12.2010 N 433-ФЗ.

Комментарий к статье 452 УПК РФ

Комментируемая статья – типичная норма о подсудности. Она содержательно связана с частью четвертой статьи 31 УПК, которая определяет подсудность Верховного Суда РФ. В отношении судей аналогичная норма существовала и до принятия УПК РФ 2001 г.

Установленные правилами главы 52 УПК многочисленные особенности – привилегии уголовного судопроизводства в отношении многих тысяч лиц, главным образом власть имущих, – явление для российского законодательства новое, необычное. Для его профессиональной оценки необходимо знать и не упускать из виду следующее:

  1. Особенности, о которых идет речь, поддаются следующей теоретической классификации:

а) особенности, касающиеся непосредственно уголовного преследования, которые выражаются в том, что для возбуждения уголовного дела в отношении лица определенной категории, а равно для привлечения его в качестве обвиняемого требуется участие судебной или законодательной власти в виде согласия со стороны Государственной Думы, Совета Федерации, Конституционного Суда РФ или аттестационной коллегии судей;

б) особенности применения мер процессуального принуждения по уголовному делу в виде задержания, обыска, заключения под стражу и др.;

в) особенности подследственности и подсудности уголовных дел в отношении отдельных категорий лиц.

Такое деление имеет решающее значение, причем наиболее острая проблема вытекает из особенностей первой группы.

  1. Эта острота определяется тем, что для особенностей уголовного преследования, иначе говоря, для неравенства перед уголовным преследованием в принципе не существует:

– ни историко-политических, ни историко-правовых предпосылок: производное от идеи справедливости общественное требование равенства всех перед законом и судом даже старше презумпции невиновности и документально-исторически зафиксировано еще в 40-х годах XVII в., причем никаких компромиссов не допускает;

– ни международно-правовой основы: согласно статье 7 Всеобщей декларации прав человека (1948 г.) “все люди равны перед законом и имеют равное право, безо всякого различия на равную защиту закона”, а согласно статье 14 Международного пакта о гражданских и политических правах (1966 г.) “все равны перед судами и трибуналами”;

– ни конституционной основы: согласно статье 19 Конституции РФ “все равны перед законом и судом. Государство гарантирует равенство прав и свобод человека и гражданина независимо от пола, расы, национальности, языка, происхождения, имущественного положения, места жительства, отношения к религии, убеждений, принадлежности к общественным объединениям, а также других обстоятельств” (выделено нами. – Б.Б.). Исключений из данного положения Конституция РФ не предусматривает и возможностей таких исключений на основании федерального закона не оговаривает; значит, уголовно-процессуальные нормы, допускающие такие исключения, юридически ничтожны; федеральным законом подправлять Конституцию недопустимо;

– ни теоретического обоснования: нормы статьи 448 УПК об участии в решении вопроса о начале уголовного преследования Государственной Думы и Совета Федерации, Конституционного Суда РФ и аттестационных коллегий судей различного уровня противоречит теории разделения законодательной, исполнительной и судебной ветвей власти, а также теории уголовно-процессуальных функций, согласно которой функция уголовного преследования – прерогатива (исключительная компетенция) одноименных органов государства; в ее осуществлении не может участвовать никто и ни при каких обстоятельствах;

– ни нравственного оправдания, потому что ни иммунитет от уголовного преследования, ни привилегии в сфере этих правоотношений не могут быть ни наградой за службу, ни данью общественного уважения. Это исключительно редкое экстраординарное средство обеспечения (гарантия) надлежащего исполнения определенным лицом его особых профессиональных обязанностей. Мировая практика признает такой иммунитет лишь за дипломатом, который в свою очередь уподобляется парламентеру, направленному в лагерь военного противника. Правосудие (“правый суд”) по определению своему предполагает равенство всех перед тем, кто его отправляет. Повязка на глазах богини правосудия Фемиды означает, что эта деятельность осуществляется невзирая на лица. Нет равенства подсудимых – нет и правосудия; нет правосудия – значит, нет главного условия для формирования несущей опоры правопорядка – уважения к нему, а следовательно, и к государству.

  1. В отличие от вышесказанного особенности применения мер процессуального принуждения по уголовному делу в принципе допустимы, мировой практике они известны и связываются не с принципом равенства перед законом и судом, а с неприкосновенностью отдельных категорий лиц. Правила на эту тему также должны базироваться на конституционной основе, потому что это не процедурный, а важный политико-правовой вопрос. Согласно Конституции РФ неприкосновенностью пользуются члены Совета Федерации, депутаты Государственной Думы, которые по общему правилу могут быть задержаны, арестованы или подвергнуты обыску только если соответствующая палата Федерального Собрания приняла решение о лишении неприкосновенности конкретного лица (статья 98 Конституции РФ). В этом же смысле согласно Конституции РФ (статья 122) неприкосновенны и судьи. Никаких оговорок, предоставляющих возможность путем издания федерального конституционного или федерального закона расширить круг лиц или указанный перечень мер принуждения, Конституция не содержит. По теории иерархии законов сделать это можно только путем внесения соответствующих изменений в саму Конституцию РФ. Сказанное означает, что установленные УПК, но не предусмотренные Конституцией РФ особенности применения мер уголовно-процессуального принуждения являются также юридически ничтожными.
  2. В политике государства наметилась тенденция к сокращению числа особенностей уголовного судопроизводства в отношении отдельных категорий лиц. Федеральным законом от 30 декабря 2008 г. N 321-ФЗ, полное название которого уже приводилось в предисловии к данному изданию, отменены наиболее одиозные правила статьи 448 УПК, согласно которым началу уголовного преследования некоторых категорий лиц предшествовала судебная процедура выработки заключения о наличии в действиях определенного лица признаков преступления. Однако нагромождений, оставшихся сейчас в главе 52 УПК “особенностей”, тоже достаточно для негативных выводов. В стране по-прежнему существует огромный отряд наших соотечественников, которые, вопреки Конституции этой страны, не равны со всеми перед законом и судом. Это заставляет усомниться, что в объявленной войне с коррупцией государство действительно готово к применению самых решительных мер. Сомнительно и то, что законотворчество в России находится на достойном уровне. В массиве норм главы 52 УПК недоумение прежде всего вызывают те, на основании которых в решении вопроса об уголовном преследовании участвуют аттестационные коллегии судей, которые вообще не являются органами государства.
  3. Правила третьей группы – об особенностях подследственности и подсудности некоторых категорий лиц – также заслуживают критики с теоретических позиций. Они – результат номенклатурного мышления, базирующегося на мысли, что у высокопоставленного чиновника должно быть все свое и другое – и хлеб, и следователь, и судья. Это мышление противоречит концепции демократического правового государства и сущности судебно-следственной власти. Однако жанр нашей книги не поощряет рассмотрение данного вопроса в деталях.
Задайте вопрос адвокату и получите быстрый ответ

Ваше имя

Ваш телефон

Ваш вопрос