Статья 6 УПК РФ

Статья 6. Назначение уголовного судопроизводства

  1. Уголовное судопроизводство имеет своим назначением:
    1. защиту прав и законных интересов лиц и организаций, потерпевших от преступлений;
    2. защиту личности от незаконного и необоснованного обвинения, осуждения, ограничения ее прав и свобод.
  1. Уголовное преследование и назначение виновным справедливого наказания в той же мере отвечают назначению уголовного судопроизводства, что и отказ от уголовного преследования невиновных, освобождение их от наказания, реабилитация каждого, кто необоснованно подвергся уголовному преследованию.

Комментарий к статье 6 УПК РФ

  1. Как явствует из названия, комментируемая глава посвящена принципам уголовного судопроизводства, т.е. главным, основополагающим правилам-требованиям, которым подчиняется все производство по уголовному делу от начала до конца. Однако начинается эта глава со статьи, посвященной назначению уголовного судопроизводства. Значит, между назначением и принципами существует органическая связь. Именно назначение и принципы определяют сущность любой человеческой деятельности, определяя ее природу, содержание, нравственную обоснованность, политический подтекст и другие характеристики. Применительно к уголовному судопроизводству принято говорить, что назначение и принципы определяют его строй, общую конструкцию здания, где принципы выполняют роль несущих конструкций, а назначение отвечает на вопрос, зачем оно возведено и какой общественной пользе призвано служить.
  2. Назначение – это сфера, область применения. Иногда данное понятие определяется также через философские категории целей и задач, которые, говоря нарочито упрощенно, означают “то, ради чего”. Уголовное судопроизводство осуществляется ради защиты прав и законных интересов потерпевших от преступлений и защиты личности от незаконного и необоснованного осуждения, ограничения ее прав и свобод.
  3. Часть вторая комментируемой статьи интерпретирует ту же идею с несколько иной расстановкой акцентов. Здесь назначение уголовного судопроизводства связывается с уголовным преследованием виновных и отказом от такого преследования невиновных, реабилитацией каждого, кто необоснованно подвергся уголовному преследованию.
  4. В некоторых специально указанных в законе случаях производство по уголовному делу ведется исключительно в целях реабилитации невиновного, т.е. признания предъявленного обвинения необоснованным, а гражданина – невиновным в совершении преступления и восстановления его доброго имени со всеми вытекающими отсюда восстановительно-компенсационными правоотношениями с субъектным составом государство – гражданин. Так, согласно пункту 4 ч. 1 статьи 24 УПК смерть обвиняемого или подозреваемого служит основанием для обязательного прекращения уголовного дела, за исключением случаев, когда производство по делу необходимо для реабилитации умершего.
  5. Закон (часть вторая статьи 27) устанавливает также, что прекращение уголовного дела за истечением сроков давности уголовного преследования и еще по целому ряду оснований не допускается, если обвиняемый против этого возражает. В этом случае производство по уголовному делу продолжается в обычном порядке и так же, как в случае смерти обвиняемого, не может окончиться осуждением, от которого гражданин огражден обстоятельствами, исключающими его уголовную ответственность (давность, амнистия). Следовательно, уголовный процесс в этих ситуациях продолжается в силу особой юридической ситуации, когда стержневой вопрос уголовного процесса “виновен или невиновен” остается неразрешенным, “подвешенным”, и связанной с этим особой позиции обвиняемого; он (процесс) подчинен только задаче реабилитации, другие – исключены.
  6. С этико-философской точки зрения комментируемые законоположения на юридическом языке формулируют принцип справедливости, т.е. соответствия (соразмерность) деяния и воздаяния. Каждому воздастся в положительном смысле то и только то, что соответствует существующим в обществе представлениям о сущности человека, его неотъемлемых правах и социальной полезности деятельности данного лица, а в отрицательном – то, что соразмерно характеру и объему виновно причиненного им социального вреда. Словом, в каждом государстве граждане должны вознаграждаться или подвергаться наказанию в соответствии с тем благом или тем злом, которое от них получают их сограждане. В силу этого этико-философского принципа ни за что, иначе говоря, зря не должен страдать никто.
  7. Могучая идея справедливости тысячелетиями цепко, почти как вера в Бога, владеет сознанием людей во всех общественных отношениях. Но особую значимость она имеет в сфере уголовной юстиции, где на весах оказываются честь человека и гражданина, его свобода, общественное и имущественное положение. Несправедливость здесь приобретает разящий двусторонний характер: она способна не только напрасно разрушить судьбу данного человека. Каждая ошибка, особенно в виде осуждения невиновного, неминуемо оборачивается вредом публичным, государство “ранит” само себя. Из этого следует, что, если государство таким образом ранит себя часто или тем более в массовом порядке подвергает своих граждан репрессиям, оно должно погибнуть смертью самоубийцы. История неоднократно подтверждала эту истину.
  8. Содержащаяся в статье 6 УПК формулировка назначения уголовного судопроизводства, конечно, не охватывает и не может охватить всех аспектов “того, ради чего” оно, судопроизводство, осуществляется. За рамками этой формулировки остаются, например, следующие очевидные задачи:
    1. раскрытие преступления, т.е. установление всех его обстоятельств и лица, совершившего деяние;
    2. обеспечение прав и законных интересов всех, кто ими наделен в данном уголовном деле (а не только потерпевшего).

Не отражены в ней и воспитательно-профилактический аспект уголовного судопроизводства, его роль в формировании гражданского правосознания. Эти аспекты присутствовали в формулировках задач уголовного судопроизводства, содержащихся в ранее действовавшем законодательстве. В УПК РСФСР 1960 г. (часть первая статьи 2) задачи уголовного судопроизводства определялись следующим образом: “Быстрое и полное раскрытие преступлений, обеспечение правильного применения закона с тем, чтобы каждый совершивший преступление был подвергнут справедливому наказанию и ни один невиновный не был привлечен к уголовной ответственности и осужден”. А в части второй той же статьи содержалось указание на воспитательно-профилактический аспект уголовного судопроизводства. Никакими свидетельствами того, что эти формулировки чем-то опорочили себя за сорокалетний период применения УПК РСФСР, наука уголовного процесса не располагает. Тот факт, что в УПК Российской Федерации с этим законодательством в данном смысле утрачена историческая преемственность, может быть расценен как свидетельство твердых намерений законодателя исполнить текст УПК демократической России “с чистого листа”, хотя история учит другому, противоположному подходу.

Задайте вопрос адвокату и получите быстрый ответ

Ваше имя

Ваш телефон

Ваш вопрос